Художник Яков Адзерихо: «Я не помню, сколько мне лет»

3 месяца ago Администратор 0

«Вечерний Братск» часто пишет о выставках в Братском художественном зале, проявляя неизменный интерес к творческой жизни города, без которой невозможно представить современное общество. Но вот побывать в мастерской художника, чьи картины сравнивают с работами Васи Ложкина и даже Рене Магритта, — вдвойне интересно. Итак, добро пожаловать в святая святых Якова Адзерихо, который творит в жилом районе Порожский в пригороде Братска.
Территория частного дома художника тщательно охраняется цепным псом, а вокруг всё усыпано дровами.
— Дрова колоть я люблю, а вот огород, картошка и морковка – не моё, времени нет! – признается Яков.
В холодном доме печь топится только по вечерам, а днем в одной из комнат царит настоящий творческий хаос – всё усыпано эскизами, набросками, на столе полно красок и кистей, а в центре мастерской – обычный старенький мольберт.
— Это я марафет к вашему приезду навёл! – искренне признается Яков.
Человек вне быта, вне земных мелочей. Редко встретишь такое! С Адзерихо невозможно говорить на темы ЖКХ, роста цен или пенсий – ему это совершенно не интересно, ведь время можно потратить на цитирование из Гоголя, обсуждение романов Толстого и Флобера. Да-да, именно чтению книг он посвящает основную часть своего времени, если, конечно, когда не занят живописью.
— Достоевский – он какой-то искусственный, в нем нет правды, — по ходу нашей беседы замечает Яков.
В его картинах очень много литературы, и в особенности мифологии Древней Греции. В Сибири, в Братске, где художники в основном изображают природу, такой манеры не встретишь. Картины Якова тёплые, светлые, яркие, в них чётко прослеживается индивидуальный стиль. Мастер любит изображать женщин, Вселенную, которую он называет Бесконечностью, мир, красоту. В то же время в его работах отдана дань современности. Например, в картине «Похищение Европы» центральный персонаж отдыхает в гамаке, слушая айпод (современный плеер – прим. ред.). Кстати, в Братском художественном выставочном зале проходит его персональная выставка – успевайте посмотреть.
С живописью Яков не расстается никогда, последовательно отстаивая своё право быть художником. Коренной братчанин, в советское время он окончил художественно-графическое отделение Тулунского педагогического училища, но учителем черчения не стал. Поехал покорять Москву, но в Суриковскую академию не поступил.
— Остался в Москве, пошел работать на завод, так как от завода давали хорошее жильё. Но за два года работы на заводе понял, что это не моё, ушел, — рассказывает Яков.
В этот период он создавал картины и выставлял их на Арбате.
— Тогда Арбат был настоящим, там царила творческая атмосфера, не то что сейчас – одна халтура. Да, я продавал свои работы, один покупатель мне запомнился особенно. Это был какой-то араб с целым гаремом жён. Он купил мою картину за 100 долларов, в конце 80-х это были хорошие деньги, — вспоминает Адзерихо.
После Москвы были Ярославль, Тула, а затем – снова родные места.
— После смерти отца приехал маму поддержать, да так и остался в Порожках, всё-таки родина, хорошо здесь, — говорит художник.
В Братске Яков работал в разных городских предприятиях художником-оформителем, но всегда находил время для творчества и самовыражения, кстати, не только в живописи, но и в поэзии – Яков пишет стихи.
Именно творческая самореализация, постоянное чтение и мыслительная деятельность не дают ему стареть.
— Сколько лет? Не помню… — задумчиво отвечает художник. – У меня нет возраста, я об этом никогда не думаю и не вспоминаю, нет времени!
Елена КУТЕРГИНА