Главное – сохранить семью

9 лет ago admin 0

Похоже, слухи о скором введении в России так называемой ювенальной юстиции, наделавшие минувшей осенью много шуму и в нашем городе, оказались сильно преувеличены. По словам замминистра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Татьяны Плетан, закона о ювенальной юстиции на сегодняшний день нет, и поэтому пока родители могут не беспокоиться о том, что в скором времени чиновники начнут вмешиваться в воспитательный процесс.

Похоже, слухи о скором введении в России так называемой ювенальной юстиции, наделавшие минувшей осенью много шуму и в нашем городе, оказались сильно преувеличены. По словам замминистра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Татьяны Плетан, закона о ювенальной юстиции на сегодняшний день нет, и поэтому пока родители могут не беспокоиться о том, что в скором времени чиновники начнут вмешиваться в воспитательный процесс.

На встрече в Общественной палате региона замминистра сказала, что пока речь идет лишь о стратегии действий в интересах детей, которая была подписана президентом РФ 1 июня. А 15 ноября прошло заседание правительства Иркутской области, где обсуждали региональную стратегию.

— Создание национальной стратегии, – сказала Татьяна Плетан, – вызвано рядом определенных причин, которые складывались на территории России. Это, прежде всего, тяжелое положение детей в семье и в учреждениях, катастрофическое количество детей-сирот в России, большое число преступлений, которые совершаются как в отношении детей, так и самими детьми.

Чиновник сообщила, что сегодня для областного правительства принципиальным является положение, которое закреплено в федеральной и областной стратегии – это запрет на отобрание ребенка из семьи, и если семья не получает всего спектра услуг, то необходимо помочь ей выйти из трудной жизненной ситуации, помочь сохранить для ребенка родную семью.

По информации агентства «Телеинформ», на сегодняшний день в Иркутской области числятся 20 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей, в сиротских учреждениях проживают свыше шести с половиной тысяч. Ежегодно на территории Иркутской области выявляется от 2,5 до 3 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей. Из них 85% — это дети-сироты при живых отцах и матерях. Главная же проблема, по общему мнению, это «отказники» — дети, от которых родители отказываются в родительных домах.

На встрече также была затронута тема социального патроната. Уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области Светлана Семенова сообщила, что в данный момент никаких изменений в законодательстве по поводу социального патроната нет:

– В федеральном законе №120 «Об основах систем профилактики безнадзорности и права на усыновление» четко определена система органов и учреждений, которые должны защищать интересы детей, чьи родители не выполняют родительские обязанности. А защита семейных прав осуществляется в рамках семейного кодекса. То есть, вопреки опасениям общества, защита есть, и каждый родитель может защищать свои семейные права.

По словам Светланы Семеновой, право ребенка должно защищаться только потому, что он сам не может защитить свои интересы. Поэтому он имеет особые права по сравнению со взрослыми. Главным принципом семейного законодательства омбудсмен назвала приоритетное право родителей на защиту прав детей и подчеркнула, что только в случае, когда родители не могут защищать права своих детей или пренебрегают своими родительскими правами, вмешивается государство.

Виктор АНДРЕЕВ.
_________________________________________________________

 

В Иркутской области по сравнению с прошлым годом уменьшилось количество фактов жестокого обращения с детьми в семьях. За девять месяцев этого года в Приангарье зарегистрировано 200 подобных случаев, по ним возбуждено 44 уголовных дела. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень жестокого обращения с детьми снизился на 17%. По данным МВД, всего в России в прошлом году было совершено 120 тысяч преступлений в отношении детей. 4% случаев насилия происходят в семьях. 96% случаев – это уличное либо несемейное насилие.