Квартирный вопрос нас испортил?

4 года ago Елена Кутергина 0

razvodСегодня хочу рассказать несколько хотя и типичных, но все же шокирующих историй о том, как квартирный вопрос нас испортил.

 

На днях мне на телефон поступил тревожный звонок: знакомая с маленьким ребенком-инвалидом на руках не смогла попасть домой. Муж поменял замки и не пускает ночевать. Оказалось, после продолжительного конфликта «мужчина» решил выставить свою семью из ипотечного жилья, которое он предусмотрительно оформил на свою маму.

 

 

razvod

 

На днях мне на телефон поступил тревожный звонок: знакомая с маленьким ребенком-инвалидом на руках не смогла попасть домой. Муж поменял замки и не пускает ночевать. Оказалось, после продолжительного конфликта «мужчина» решил выставить свою семью из ипотечного жилья, которое он предусмотрительно оформил на свою маму.

 

Маша говорит, что муж изменился, как только они купили квартиру: стал унижать, говорить, что «у тебя ничего нет, ты живешь на моей площади, кормишься с моих рук, ничего из себя не представляешь». И даже начал прикладывать руки. После развода он не вернул своей бывшей супруге ничего: даже шторы, которые ей когда-то подарила мама, оставил себе. Чем он объяснил себе свою подлость, учитывая, что Маша осталась на улице с 2-х летним ребенком с ДЦП, остается только догадываться.

 

Или вот история про Андрея. Он работает в университете на кафедре, женился по любви, но бог долго не давал детей. И вот, минуя сложнейшую манипуляцию ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), наконец, счастье произошло. На радостях Андрей оформил ипотеку на супругу – все-таки, любил и хотел все отдать ей, что только возможно. Появился ребенок: счастью нет предела, Андрей стал настоящим отцом, о котором многие могут только мечтать. И в какой-то момент у жены началась «квартирная дурость». «Ты здесь никто, квартира моя, ребенка родила и подняла я, мы тебя никогда не видим, ты вечно пропадаешь на работе», — стандартные упреки любой неудовлетворенной в личной жизни женщины. Андрей о своей бывшей супруге отзывается, несмотря на развод и суды за право видеть ребенка, исключительно с уважением и оправдывает ее поведение послеродовой депрессией. Но сынишку он давно не видел: хотя по суду и выиграл право видеться с ним, бывшая жена ребенка куда-то увезла.

 

Удивительно, не правда ли, что такие истории произошли рядом с нами в нашем Братске буквально этим летом? Как удобно свою внутреннюю подлость, слабость и несостоятельность прикрыть депрессией или квартирным вопросом. Сегодня жилье стало тем яблоком раздора, которое выносит на поверхность многие скелеты в наших шкафах. Семьи рушатся, родственники перестают общаться, идут в суды и даже заказывают киллеров ради квадратных метров. Дележка квартиры – лучшее испытание человека на прочность в наши дни. Да и не только в наши, об этом говорил еще Булгаков.

 

Конечно, можно сказать: вот что проклятый капитализм и частная собственность с людьми делает! Вот какую скверну в души наших людей запустил новый строй общества. Только вот государство, общество и строй тут ни при чем. Все дело в воспитании. Ведь, как ни печально, не последнюю роль в таких историях играют тещи и свекрови. Если воспитывать личность с одной лишь установкой – чем-то владеть, что-то урвать, зарабатывать больше, чем сосед, — то получишь неизменный результат превосходства материального над духовным, бесчестного над честным, подлого над благородным.

 

Не хочу сгущать краски, но печальная правда такова: сегодня одним из самых распространенных дел в судах как раз является «дележка» имущества после разводов. Печальнее всего, что вместе с квартирами, подушками, диванами мы без зазрения совести делим детей, друзей, родных и близких. Интересно, что на западе 2-3, а то и более браков за жизнь – обычное дело, в развитых странах вопрос раздела имущества куда более прозрачен, чем в России, а вопрос отношений бывших супругов не столь категоричен, чем у нас. Там принято с «бывшими» дружить. Видимо, когда-нибудь к этому придем и мы,

ведь полноценный институт развода у нас существует всего 20-30 лет. Но хочется верить, что культивировать этот институт мы все-таки не будем, и направим силы на созидание, а не на разрушение.

 

Елена КУТЕРГИНА