Нажива на лесе перешла все границы

3 года ago Елена Кутергина 0

pozhНа прошлой неделе вся страна и в особенности жители Приангарья испытали сильны шок. Производя тушение пожаров в девственных лесах региона, пропал самолет Ил-76. На борту находилось 10 человек, по версии МЧС, самолет либо был неисправен, либо зацепился за сопки.

Интернет тут же наводнили домыслы, версии и, конечно же, обвинения в адрес власти, которая, как водится, бездействует.

 

pozh

 

На прошлой неделе вся страна и в особенности жители Приангарья испытали сильны шок. Производя тушение пожаров в девственных лесах региона, пропал самолет Ил-76. На борту находилось 10 человек, по версии МЧС, самолет либо был неисправен, либо зацепился за сопки.

Интернет тут же наводнили домыслы, версии и, конечно же, обвинения в адрес власти, которая, как водится, бездействует.

 

Не хочу лезть в политику, лишь отмечу, что леса в нашем регионе – самом зелёном в России – горели всегда. И братчане помнят, как в 90-е годы месяцами в небе висело раскаленное солнце, голубого неба не было видно все лето. Также хочу отметить, что само понятие «лесной пожар» в своем определении имеет важное словосочетание – это стихийное бедствие.

 

Да, конечно, по статистике 9 из 10 пожаров возникают по вине человека. Причем, есть подозрение, что из-за несовершенства лесного законодательства, работы полиции и природоохранной прокуратуры, а также коррупции леса поджигаются сознательно, ради экономической выгоды. Полагаю, эти домыслы не лишены правды. Только в прошлом году лесам в Приангарье был нанесен урон в размере 3,5 млрд рублей – на такую сумму лес был украден «черными лесорубами». Отмечу, что это половина текущего годового бюджета Братска.

 

Но разбираться в вопросе «черных лесорубов» — не тема этой заметки. Хочу обратить внимание на следующее. В Иркутской области работает порядка 2 тысяч лесозаготовителей, есть среди них и очень крупные. Они берут в аренду леса, работают на них, создают рабочие места и, что удивительно, у цивилизованных компаний на делянах практически никогда не бывает пожаров. Совпадение? Нет. Профессионалы умеют работать с лесом, умеют тушить пожары, соблюдать технику безопасности, а главное, они материально заинтересованы в сохранении лесов. Когда есть хозяин, тогда лес не горит.

 

Сейчас сложилась парадоксальная ситуация: на аукционах государство распродает леса, которые лесозаготовителям удобно заготавливать – вблизи дорог, населенных пунктов и т.д. Причем, иногда цена куб. метра смешная – в Братском районе выставляют по 100 рублей за куб. метр. А почём мы покупаем лес на рынке? По 5-6 тыс. руб. за куб. В погоне за прибылями добрались уже до защитных лесов вдоль рек. А вот огромные таежные моря в глубине региона никому не нужны. Они, кстати, по площадям возгорания превосходят все пригородные пожары в десятки раз. Спелые леса в глубине тайги имеют свойство самовозгораться, там-то и бушует самая настоящая стихия, борясь с которой, гибнут люди, как это случилось на Ил-76.

 

Мне кажется, совершенно очевидно, что тушение таких пожаров, как и лесозаготовка в уже давно освоенных и истощенных лесах – это все перегибы и уход от реального решения проблем. Очевидно, что та знаменитая вторая индустриализация Приангарья, о которой много говорят в последнее время, невозможна без освоения глубинных лесов, без приведения этой территории в порядок, без перераспределения потребительского спроса в сторону спелых лесов. Разумеется, для этих целей необходимо создавать инфраструктуру – строить, по крайней мере, дороги. За счет государства, частно-государственного партнерства – только так, сами компании-лесозаготовители на это никогда не пойдут. Но такие госинвестиции с лихвой себя окупят. Доступ к отдаленным лесам облегчит экологию городов и районов, оградит истощенные леса от излишних рубок и даст возможность их воспроизвести, создаст новые рабочие места, а самое главное – решит, быть может, не полностью, но отчасти проблему лесных пожаров.

 

Кстати, сейчас в этом направлении строится трасса «Вилюй» на север области, но этого слишком мало.

 

Кто-то скажет: в стране нет денег на это! Но ведь на баснословно дорогое тушение пожаров же есть. А человеческие жизни вообще деньгами не меряются.

 

Конечно, с моим мнением можно спорить. Еще в начале 2000-х Жириновский сказал: «Если лес передать в частные руки, его выпилят и увезут заграницу, если оставить государству – он сгорит». Над первой частью изречения как раз и стоит работать государству: придумывать законы, которые сделают невыгодным вывоз леса. В этом направлении, кстати, и сегодня сделано немало. Но недостаточно.

 

Существует и другая опасность: полное уничтожение девственных лесов, нашей природы. Однако квотирование и лицензирование деятельности лесозаготовительных компаний решило бы эту проблему. Я считаю, мелким фирмам – не место в лесу. Те, кто не может страховать свою деятельность, защищать деляны от пожаров, и главное – вести адекватное лесовосстановление, не должны иметь доступ к лесным аукционам. Да, возможно, это притеснит малый бизнес, но рубка лесов – это серьезная промышленость с высокими оборотами, и отдавать ее на откуп каждому, кто пожелает – это преступление.

Елена КУТЕРГИНА