Две трети преступников Братска – наркоманы

8 лет ago Администратор 0

Общеизвестно, что Братск занимает лидирующую позицию в Иркутской области по числу наркозависимых, а значит и по уровню развития наркоторговли. Казалось бы, такой город должен быть обеспечен всем необходимым для эффективной борьбы с этой острейшей проблемой. Как же на самом деле обстоит дело? А вот как. У нас нет ни реабилитационного центра для наркозависимых, ни лаборатории для определения состава наркотиков и выявления лиц под кайфом, ни даже полицейской собаки, обученной для поиска и обнаружения наркотических средств.

Общеизвестно, что Братск занимает лидирующую позицию в Иркутской области по числу наркозависимых, а значит и по уровню развития наркоторговли. Казалось бы, такой город должен быть обеспечен всем необходимым для эффективной борьбы с этой острейшей проблемой. Как же на самом деле обстоит дело? А вот как. У нас нет ни реабилитационного центра для наркозависимых, ни лаборатории для определения состава наркотиков и выявления лиц под кайфом, ни даже полицейской собаки, обученной для поиска и обнаружения наркотических средств.

Касается каждого

Проблема наркомании гораздо шире, чем мы обычно себе представляем. Если нас в жизни окружают исключительно добропорядочные граждане (родственники, друзья, соседи, коллеги по работе), то кажется, что проблемы будто и нет вовсе. На самом деле, любой человек в любую минуту может легко столкнуться с ней.

По статистике правоохранительных органов, до 65% всех преступлений совершаются наркозависимыми. Таким образом, стопроцентная победа над наркоманией означала бы трехкратное снижение преступности в целом.

Речь идет, прежде всего, о так называемых корыстно-насильственных преступлениях. Грабежи, кражи, разбои – среди тех, кто совершает их, почти нет людей, у которых не было бы в крови какого-нибудь наркотика. «Другие люди сегодня преступлений не совершают» — говорят в полиции.

Так как львиная доля этих преступлений происходит на улице, то каждый горожанин, независимо от возраста и социального положения, однажды может стать жертвой полуживого ничего не соображающего «зомби», ищущего деньги на дозу. С таким бесполезно о чем-то договариваться, никакие просьбы о пощаде его не тронут. Преступление совершается жестко и хладнокровно, причем можно запросто лишиться жизни из-за каких-то трехсот рублей.

Есть и другая сторона проблемы. Наркоторговцы заинтересованы в увеличении спроса на свою «продукцию», а те, кто «сидят на игле» – в постоянных источниках денег. Под прицелом оказываются молодые люди из благополучных семей. Их наркозависимые ровесники всеми правдами и неправдами втираются к ним в доверие, подсаживают их на наркотики и заставляют красть деньги из собственного дома.

Известно много случаев, когда дети, попавшие в плохую компанию, воруют ценности у своих состоятельных родителей (суммы доходят до миллиона рублей), чтобы потом тратить вырученные деньги на наркотики для себя и своих друзей.

Проблема наркомании подобна раковой опухоли, от которой метастазы распространяются на весь общественный организм. С ее устранением исчезнет масса других актуальных проблем.    

 

«Посадите меня, пожалуйста!»

Бытует мнение, что организация реабилитационных центров для наркозависимых – деньги на ветер. Мол, наркомания – это неизлечимая болезнь, и перевоспитать наркомана невозможно. Факты говорят об обратном. Известно немало случаев, когда люди буквально рождались заново после прохождения специального курса реабилитации. Существуют неоспоримые положительные примеры возвращения наркозависимых к нормальной жизни в различных христианских организациях.

На днях начальник УВМД по г. Братску Юрий Мирошник привел еще один довольно интересный аргумент в пользу создания реабилитационных центров:

— Есть случаи, когда наркозависимые совершают преступления, чтобы… попасть в тюрьму и там снять абстиненцию. Допустим, кто-то употребляет синтетический наркотик «скорость». Он очень быстро вызывает привыкание. У людей, которые его употребляют, наблюдается вялотекущая шизофрения. Они могут, условно говоря, спрыгнуть с ГЭС, могут подумать, что за ними кто-то следит и начать отстреливаться, могут кого-то вдруг зарубить, покончить жизнь самоубийством и т.д. Сойти с этого наркотика самостоятельно бесполезно. И поэтому, доведя себя до состояния, когда кажется, что скоро наступит смерть, они приходят к нам и говорят: «Посадите нас в тюрьму». Мы говорим: «Мы не можем вас посадить». Тогда они выходят на улицу и совершают преступление. Мы их задерживаем. Попадая в места заключения, они снимают там абстиненцию. Это далеко не единичные случаи.   

По мнению руководителя городской полиции, с таким положением дел мириться нельзя. Городу нужен современный реабилитационный центр, ведь на сегодня у человека, решившего завязать с пагубной привычкой, есть только одна дорога – в тюрьму. Парадокс, но это единственное место, где он сможет решить свою проблему. Альтернативы нет.

К сожалению, все попытки, ранее предпринимавшиеся в Братске для создания реабилитационных центров, успехом не увенчались. Действовавший центр, по мнению экспертов, работал плохо и прекратил свое существование после того, как здание, в котором он размещался, сгорело.

 

На всю область – одна лаборатория

Одна из наиболее актуальных задач, стоящих перед правоохранительными органами Братска – открытие собственной химико-токсикологической лаборатории. Без нее невозможно проводить специальные криминалистические исследования. На сегодня такая лаборатория – одна на всю область и расположена в Иркутске.

Сотрудники правоохранительных органов Братска и других отдаленных от областной столицы населенных пунктов вынуждены выходить из положения, кто как может. Иногда удается использовать подручное оборудование. Но в большинстве случаев приходится отправлять пробы в Иркутск, что довольно затратно и не так быстро, как того требуют сроки процессуальных действий. В качестве примера Юрий Мирошник привел громкое дело прошлого года, когда удалось задержать целую банду, занимавшуюся сбытом наркотических средств:  

 — 12 человек обвиняемых, 600 следственных действий, 300 понятых, 47(!)  всевозможных экспертиз, включая и те, которые должны проводиться в химико-токсикологической лаборатории. Экспертизы проводились в области, но мы могли бы делать это все самостоятельно. В этом случае заметно повысилась бы эффективность работы сотрудников полиции, которые по линии МВД занимаются наркотиками.     

В полиции надеются, что в ближайшее время такая лаборатория начнет работать при братском УМВД. Решение о ее создании принято несколько месяцев назад, подобрано специальное помещение, которое должно соответствовать целому ряду серьезных требований. К слову сказать, в этой же лаборатории можно будет проводить экспертизы ГСМ, взрывчатых веществ, суррогатов алкоголя. По мнению начальника городской полиции, открытие лаборатории сможет снять огромное число проблем, что положительно скажется на расследовании дел, связанных с незаконным оборотом и употреблением наркотиков.  

Еще одну химико-токсикологическую лабораторию планируется открыть при городском психоневрологическом диспансере в рамках областной программы. Соответствующее решение принято больше года назад, но в силу каких-то непонятных причин открытие лаборатории все откладывается, хотя часть дорогостоящего оборудования в ПНД уже поступила и простаивает без дела.

 

Почему не закрывают наркопритоны?

Вопрос риторический. Неоднократно он задавался журналистами высокопоставленным правоохранителям. На днях ответил на него и.о. начальника Братского МРО УФСКН России по Иркутской области (проще говоря – местного наркоконтроля) Владимир Провада:

— Скажем так, возможно-то оно все возможно. Просто на сегодняшний день в Братске содержится не один притон. Поступает очень много обращений граждан, в том числе и в братский МРО. Отрабатываются они почти в полном объеме. Просто иногда, скажем так, для документирования самого факта притоносодержания нам необходимо провести целый комплекс мероприятий. Он занимает где-то порядка одного месяца. Как правило, ограничиваемся мерами профилактики, то есть привлечением лиц, содержащих притон, к административной ответственности, профилактическими беседами. Те адреса, по которым неоднократно поступают жалобы – там уже непосредственно начинаем нарабатывать на предмет возбуждения уголовного дела по факту содержания притона. Но, как правило, все притоносодержатели получают у нас условный срок.

 

Сергей ЛОГИНОВ.

 

 


 

По информации Братского МРО УФСКН России по Иркутской области, в первом квартале 2012 года всего было возбуждено 36 уголовных дел, что на 28% меньше, чем было возбуждено за аналогичный период прошлого года. В общей сложности, изъято14 кг.261 г. наркотических средств, в том числе 324 грамма опия,13 кг.845 г. марихуаны, 2,5 грамма гашишного масла,71 граммгашиша, 4 грамма наркотических средств амфитаминной группы,11 граммсильнодействующих веществ. В суд направлено 10 уголовных дел по 37 преступлениям. Проведена совместная оперативно-профилактическая операция, в ходе которой было изъято более300 граммовнаркотического средства опий, к уголовной ответственности  привлечены два лица цыганской национальности, один азербайджанец. В настоящее время Братский МРО остро нуждается в кинологе со специально обученной собакой для поиска наркотиков – пока приходится прибегать к помощи таможенников.

 


 

По результатам опроса, проведенного нами среди жителей Братска, подавляющее большинство горожан выступают за возобновление практики принудительного лечения наркозависимых. Почти все опрошенные считают, что ситуация с алкоголизмом и наркоманией у нас критическая. Примерно половина полагает, что за распространение наркотиков нужно ввести смертную казнь.

 


 

Территориальные отделы полиции Братска вводят новую форму работы с населением – прием электронных обращений от граждан. Братчане и особенно жители других городов, которые по различным причинам не могут лично прибыть в отделы внутренних дел, теперь могут отправить заявление по электронной почте. Услуга работает со второго квартала 2012 года. При каждом отделе полиции свой электронный ящик. Вот их адреса:

ОП №1: OP1UMVDBratsk@mail.ru

ОП №2: OP2UMVDBratsk@mail.ru

ОП №3: OP3UMVDBratsk@mail.ru

ОП №4: OP4UMVDBratsk@mail.ru

Реагирование на электронные обращения будет осуществляться так же, как и при приеме письменных обращений в дежурные части – то есть решения по ним примут в установленные законом сроки с момента регистрации обращения. Ответы на заявления граждане, по их желанию, могут получить, как в письменной форме традиционным почтовым отправлением, так и электронным сообщением.