Крым наш!? Год спустя

4 года ago Администратор 0

krimЧто о присоединении полуострова думают братчане?
Прав был Есенин, когда говорил, что большое видится на расстоянии. Действительно, спустя 12 месяцев после сложной операции и политических процедур по возвращению полуострова в состав РФ, после спада ура-патриотических, экзальтированных настроений, можно смело анализировать произошедшее. Теперь действительно ясно, что произошло тогда, 18 марта. Свершилась большая история. Большой поступок, вернувший миллионам людей веру в свое государство.

krim

 

Что о присоединении полуострова думают братчане?


Прав был Есенин, когда говорил, что большое видится на расстоянии. Действительно, спустя 12 месяцев после сложной операции и политических процедур по возвращению полуострова в состав РФ, после спада ура-патриотических, экзальтированных настроений, можно смело анализировать произошедшее. Теперь действительно ясно, что произошло тогда, 18 марта. Свершилась большая история. Большой поступок, вернувший миллионам людей веру в свое государство.

Выдумки и реальность

И все же, давайте подробно, давайте о главном: не будем ханжами и признаем, что экономические и политические санкции против нашей страны ввелись бы все равно — с Крымом или без него. Просто потому что мы большая и неудобная страна. Просто потому, что Украина – не самоцель, а лишь территория поджога для дальнейшего мирового пожарища. Потому что на нас у Запада давным-давно большие планы и обиды. Поэтому все либеральные вопли и стоны касательно «Да черт бы побрал этот Крым!»- попросту популизм и лицемерие. Нас бы лупили по лицу точно также заморской лакированной перчаткой в виде разрастающихся паутинных списков санкций, если б мы вообще перестали принимать украинских беженцев, возить гуманитарную помощь, освещать войну на юго-востоке Украины и попросту бы затаились, не дыша, не колебля воздух. Нас обвинили бы ровным счетом во всем том же самом с прежней особенной страстью: за бездействие, равнодушие, а также, подчеркиванию, все равно навязчиво вменили бы скрытое присутствие в украинском конфликте. Повод выстудить весь мир около нас всего лишь техника и сила воображения.

Еще важно отметить: чем сильнее сжимается кольцо из чужих потных рук на нашей с вами шее, тем на самом деле больше расправляются легкие. Никакого парадокса: русский человек непобедим именно в связи с умением мобилизоваться в самый важный и ответственный момент, когда угроза извне нависает черным бесстыдным облаком, мы способны отставить частное (свое личное) ради общего, пускай даже, чувства. А имя этому чувству патриотизм. А за ним целая большая страна. Тот самый патриотизм, который их родного воздуха и родной почвы начинается.

Рай на земле

Я хорошо помню это невероятное воодушевление, этот эмоциональный подъем от известий о юридической окончательной фиксации статуса Крыма как субъекта РФ. По стечению обстоятельств, мне выпала уникальная возможность практически сразу после этих событий попасть на полуостров в качестве отдыхающей. Симферополь, Коктебель, Керчь, все восточное и южное побережье удалось объехать за короткие 20 дней. Помимо обывательского любопытства и заочной любви к Крыму, мною двигало желание разобраться как все же обстоят дела в Крыму на самом деле: далеки ли от правды федеральные СМИ, транслирующие небывалый праздник и радость крымчан.

И вот в чем готова признаваться тысячу раз: если и есть рай на земле, то это Крым. Пещеры и пики обрывистых гор, дворянские имения и пещерные кельи монахов, южнобережная богатая растительность и космические пейзажи северного Крыма, глубины морских бухт и многое другое… И не обязательно умирать, увидев Париж.

Если кому-то однажды удается попасть на российский полуостров, то можно с уверенностью сказать, что сердцем это навсегда. Крым невероятен: в первую очередь, за счет своего климата – горы и Черное море – нигде больше нет подобных ощущений от воздуха. Во-вторых, за счет своего многонационального населения: десятки народностей – люди, взращённые водой, теплом и солнцем – по-особенному южные, даже на севере Крыма. Открытые, улыбчивые, свободные и… они наши, русские. Мне, суровой сибирячке, это особенно видно. Крым впечатляет своими тайнами, историей, славой, людьми, тихими улочками, шумными набережными, голубыми бухтами, мысами и звездным небом. В этих местах хочется жить полной грудью, там много воздуха, осязаемого пространства и много хороших русских людей, будь то татары, феодосийские армяне или ялтинские болгары.

Плата за возвращение домой

Несмотря на всю благодать, на полуострове есть проблемы — плата за особое мнение особого региона, плата за зов крови, плата за гордое решение вернуться домой. Плата за то, что он наш был, есть и будет. Можно многое отдать за ощущение причастности к этому героическому возвращению, не только пресловутый голубой сыр оригинального баварского сорта, по которому так тоскуют отдельные либералы-скептики. Крым достоин благодарного отношения. В особенности, за честь, которой он нас удостоил. Его беречь нужно как сына, вернувшегося с войны. Беречь и любить, впрочем, как любую часть России. Как что-то неисправимо бесценное: как собственную душу.

На тот момент, летом 2014 года банковская система, мобильная связь, свет, вода – все было сломано, передавлено по воле Киева. Я сама была свидетелем бесконечных перебоев со светом и подачей воды. Но темпы работы нашего государства по возрождению, восстановлению, созданию новых механизмов социального и экономического обеспечения поражают. Все-таки контроль над краем серьезный и самый что ни на есть приоритетный. Крымчане ожили! В Керчи, портовом городе, крупнейшей стратегической артерии, по рассказам местных, стоят все верфи, подводные лодки, корабли, судостроительные предприятия – все то, что являло собой мощь при Российском владении тогда, 20 с лишним лет назад. Главой нашего государства и кабмином выработан большой план по запуску всего производства на территории Крыма. Народ настроен оптимистично: оживет порт, оживет больше прежнего край.

Проезжая юг Крыма, особенно бросились в глаза бесконечные пустые поля: прежде там были огромные богатейшие колхозы и уникальные виноградники. Ничего не осталось… Заброшено и растрачено. Но есть место воодушевлению: предстоит много работы, самое главное поставлены цели и видно перспективы. Один год, два года, пять лет – разные сроки для решения глобальных проблем, будь то банковское обеспечение или грандиозный жизненно необходимый проект керченского моста — ничего не боится крымчанин. Разве это срок по сравнению с бесконечным ожиданием перемен и ощущением двадцатилетнего плена? А еще важнее, что Крым – часть большой и мирной России. Это чувство взаимной благодарности и тихой радости теперь ни у нас, ни у крымчан не отнять.

 

Разделяют ли мои и большинства россиян настроения братчане, я постаралась выяснить на улицах города.

Елена, 28 лет, медработник:

— У меня родители в Крыму жили и живут по сей день. Конечно, для меня это очень личная история. А что проблем в нашем государстве, так мне видится это больше раздуванием на местах, манипулирование сознанием, знаете ли. Удобно теперь чиновникам и торгашам под эту песню с санкциями искусственно надувать цены.

Александр Григорьевич, 56 лет, водитель:
-Ничего не имею против Крыма, напротив, переживал и надеялся, что У президента хватит воли. Чем больше нас, тем лучше — чай, не обеднеем.

— Алеся, 30 лет и Петр, 32 года, супруги:
Наверное, это хорошо, что Крым наш. Честно говоря, пока не совсем понятно, как все это закончится и как на нас отразится. Вся эта политическая блокада и истерия, вызванная присоединением, наверняка, бесследно для нас не пройдет.

Сергей, 34 года, бизнесмен:
-Только прилетел из Крыма. Ездили с семьей, оформляли дом в собственность в Алупке. Я однозначно горд, за то, что произошло. Это, конечно, было из серии фантастических фильмов. История с экономической блокадой уж точно ни как не соотнесена с Крымом. Повод, скажем прямо, высосан из пальца, и придумают еще массу всего, я уверен. Да, есть проблемы в бизнесе, есть проблемы, связанные с валютой и закупками. Но это больше лежит в плоскости проблем с нефтью и Саудовской Аравией. Как раз-таки там все непросто и идет серьезный передел влияния. А Крым? Ну что, Крым… Он наш и точка. Еще вот, правда, за Аляску обидно. Ждем и верим, как говорится.

Яна ИЛЬИНСКАЯ