Памяти Валентина Распутина

4 года ago Администратор 0

rasputinУмер Валентин Григорьевич Распутин, последний писатель деревни, большой человек и великий Мастер.
Братск, как третий дом Валентина Григорьевича после Иркутска и Москвы, как близкий родственник, больше прочих понимает, что ушел из жизни не просто писатель мирового масштаба, не просто русский писатель, а НАШ гений — сибиряк – человек с определенным неповторимым генетическим кодом, с особым строением души, необыкновенной воли и щемящих трогательных качеств, высокодуховный и небывало Красивый.

 

rasputin

 

Умер Валентин Григорьевич Распутин, последний писатель деревни, большой человек и великий Мастер.
Братск, как третий дом Валентина Григорьевича после Иркутска и Москвы, как близкий родственник, больше прочих понимает, что ушел из жизни не просто писатель мирового масштаба, не просто русский писатель, а НАШ гений — сибиряк – человек с определенным неповторимым генетическим кодом, с особым строением души, необыкновенной воли и щемящих трогательных качеств, высокодуховный и небывало Красивый.

Его значимость в истории русской классической литературы сложно переоценить: Распутин -писатель вне пространства и времени, незабронзовевший, обреченный еще при жизни на абсолютное признание со стороны читательской огромной России и любовь современников.

Рожденный на таежном берегу Ангары, в поселке Усть-Уда, Распутин через всю свою жизнь пронес в глубинах своего сердца запавшие в душу красоты и особенности Приангарья, особую философию и энергетику этих мест . Сибирь, как колыбель писателя, взрастила в нем любовь и трепетное отношение к собственной почве, поселилась в сердце и сознании Валентина Григорьевича на всю жизнь.

Распутин был устроен сложно, не смотря на всю его внешнюю простоватость и крестьянские корни. Его, как человека глубоко мыслящего, до предела ранимого, рефлексирующего, волновало и беспокоило абсолютно все, что касалось слов «Человек» и «Родина». Он был и остается уникальным писателем-почвенником, самобытным и удивительным наблюдателем. Знакомство с его произведениями обычно начинается в школе. Все мы помним выразительные и трогательные повести «Уроки Французского», «Прощание с матерой», «Живи и помни», написанные автором уже в зрелом возрасте, под впечатлением и по следам собственных жизненных историй. Его, безусловно, необходимо перечитывать позже, во взрослом возрасте, для более глубокого понимания выпирающих из книг характеров и подтекстов. Перечитывать, возвращаться к нему через года, наслаждаясь ясным богатым языком, снова и снова переживая, досадуя и сочувствуя героям.

Его писательский путь был непростым и не быстрым. До появления легендарных произведений «Деньги для Марии», «Прощание с матерой», «Живи и помни», «Пожар» было много журналисткой публицистической работы: в иркутской газете «Советская молодежь», в Красноярске — освещение масштабного строительства, ударного труда и героизма.

Начиная с 1966 года, Распутин чувствует себя стесненным рамками журналистского формата, и большее внимание уделяет писательскому труду, отдавая предпочтение повестям и рассказам. С этого года начинается большой Распутин, тот самый Валентин Григорьевич, обладающий гением драматически живописать людей, серьезные истории, глубокие характеры. Его описанию и живой пульсации поддаются русские неповторимые, непокорные земли, страдающие, любящие, намаявшиеся, мудрые, темные и прекрасные женщины: его девицы, бабы, старухи – все горячо любимые и дорогие сердцу писателя, покорили читательское воображение и являют собой созидающие образы. Распутинские произведения пропитаны особыми переживаниями и любовью к человеку: даже помещая в обстоятельства тьмы и греха, Распутин все равно умудрялся и находил свет и выход в безбожном существовании, в духовных патологиях и заблуждениях, не бросал и не мучил безразличием своих героев, переживал, вразумлял, жалел, любил.

Выдающаяся его писательская черта – это не всеприсутствие в сюжете повести или рассказа, не порицание и осуждение, не выступление на стороне какого-либо героя, не защита и не обвинение. Распутин в своих произведениях был крайне осторожным и ненавязчивым. Он был духовником, невидимой нитью, светочем, вытягивающим героя, придающим надежду, указывающим путь или дарящим моменты просветления, всепрощения и терпеливой мудрости. Его уникальное умение разглядывать и придавать персонажам объем, «фигуристость», образную мускулистость вызывает восхищение и поражает за счет своей наглядности и простоты.

Будучи человеком острочувствующим, восприимчивым, тонкокожим, Валентину Григорьевичу было достаточно непросто свыкаться с временем и позицией власти от эпохи нулевых до сегодняшних дней. Новая современная Россия, ее вектор развития пугала его, настораживала и возмущала. При этом мрачном настроении, Распутин все же делал ставку на молодое поколение, считая, что с исчезновением империи не вышла вся молодежь. Напротив, на сопротивлении зародилась новая свежая сила: справедливая, чистая, русская. Он достаточно часто признавался в интервью в опасениях за Россию, в мыслях, терзающих его со времен перестройки: «перекройка, перетряска творились в неимоверной спешке, горячке, в возбуждении и опьянении, в мстительной запальчивости и угаре, как будто дело касалось не великого государства, имеющего тысячелетнюю историю, а умыкнутого с чужого воза достояния».

Как заявил известный писатель Захар Прилепин, «Распутину передалось пушкинское тепло». Он полагает, что Распутин был одним из наиболее важных русских писателей и являл собой сильнейшее звено классической русской традиции. По его мнению, портрет Распутина рядом с портретами Достоевского, Пушкина, Шолохова, Булгакова и Толстого смотрится совершенно органично. И его книги — «Деньги для Марии», «Живи и помни» и «Последний срок» — такая же классика, как и «Хаджи Мурат» и «Капитанская дочка». Они написаны «на пределе человеческих возможностей».

Распутинской праведности, его величайшей силе голоса в литературе сложно что-либо противопоставить. Да и не придет в голову, потому как Распутин это больше, чем писатель, это больше, чем Художник. Он — природа, говорливый горный ручей в Саянах, вольный ветер, непременно восточный и летний, чистый воздух, прозрачный и густопахнущий сосновой шишкой и сочной осокой. Он великий провинциал, чьи произведения ставятся на лучших столичных театральных подмостках, чьи книги экранизируют, чьи образы обретают крылатый смысл и бессмертие.

Яна ИЛЬИНСКАЯ